Семья Волокитиных

На Дальний Восток

Четырнадцатого августа у Серафимы Тихоновны был очередной день рождения. Как обычно, к вечеру ожидали в гости родственников, которые придут поздравить именинницу. Она привычно хлопотала по хозяйству, успевая приглядывать за детьми. Сильная боль прервала ее повседневные заботы. "Вот так подарочек мне", - подумала женщина. Вскоре катайский роддом огласился заливистым криком здорового, крепкого малыша. Так появился на свет Саша - Александр Иванович Волокитин.

Два-три дня давалось женщинам, чтобы оправиться после родов, и Сима наслаждалась коротким отдыхом перед тем, как снова окунуться в круговерть житейских хлопот. Медсестра сноровисто разносила детишек на кормление. Прежде, чем приложить младенца к груди, мать привычно взглянула на милое и родное личико и в ужасе закричала: "Это не мой, где сын?" Кругом засуетились, забегали. Оказалось, что только что ушла одна из рожениц, взяв не своего сыночка, а самого приглядного и ясноглазого. Что ею двигало, теперь уж никто не скажет. Серафима, забыв о том, что еще очень слаба, бегом кинулась через степь. Это теперь она застроена домами, а в то время была совершенно пустой, и где-то совсем вдали виднелась женская фигура. "В город зайдет, мне ее не найти будет",- мелькала в голове страшная мысль. Догнала и, ни слова не говоря, выхватила ребенка. Назад возвращалась медленно, казалось, все силы покинули ее после необычной погони.

Работала Серафима Тихоновна на инкубаторе, отец - Иван Георгиевич, - в райзаготконторе. Бедно жили в те времена, голодно. Иногда, идя на дежурство в ночную смену, мать брала с собой сыновей. Александру очень нравились такие походы. Во-первых, можно было вольготно выспаться в тепле, во-вторых, когда просматривали заложенные на инкубацию яйца, и оказывалось, что цыпленок в некоторых из них не завелся, им разрешалось их сварить и съесть.

До поры до времени в жизни каждого ребенка самым главным человеком остается мать. Но иногда ее очень-очень долго не было дома, и Саша отчаянно скучал. Прокормить, одеть, обуть большую семью было нелегко. И Серафима Тихоновна с такими же товарками бралась сопровождать эшелоны с картошкой, которую колхозы и население сдавали в райзаготконтору. За каждой был закреплен свой вагон, в нем надо было постоянно топить печку-буржуйку, чтобы не заморозить нежный груз. Возили "второй хлеб" аж на Дальний Восток. Обратно возвращались с товаром, который шел в Катайске нарасхват. Так и сводили концы с концами. Однажды у вагона, который она сопровождала, загорелась букса, и его отцепили от состава. Пока все отремонтировали, поезд ушел далеким - далеко. Прицепили вагон к эшелону, который вез заключенных, он, в отличие от обычного товарняка, двигался гораздо быстрее. С товарками встретились возле Байкала, когда все вышли напиться водички из легендарного озера. То-то радости было!

В пути были по несколько месяцев, из дому никаких вестей не получали, вот и болело сердце: как там детки, все ли в порядке, здоровы ли? Видно, не зря оно болело - однажды вернулась, а старшего сына нет, заболел и умер, схоронили уже.

Когда отца в сорок втором забрали на фронт, младшей сестре было два года, а следующая родилась через несколько месяцев. Уже в одиннадцать лет в летние каникулы Саша нанимался пасти коров. Стадо было большое, до 170 голов. Рано утром он выгонял скотину на Тукман, так начинался его трудовой день. Иногда с собой и поесть-то взять было нечего, но голод, как говорится, не тетка, и мальчишка (хоть и строго наказывали за это) рвал тайком немного колосков, вышелушивал, слегка подсушивал над костром, доил в котелок немного молока у какой-нибудь из коров и варил себе сытную кашу. Сапоги в семье были на всех одни, и получить их, чтобы, допустим, покататься на лыжах , считалось почти что наградой. Вот так и шло детство Александра.

В Норильск так и не попал

Постепенно жизнь становилась полегче. Вот и восемь классов позади. Выпускник устроился на насосный завод, в модельный цех. Работа пришлась по душе, а наставник пристрастил молодого рабочего к шахматам, и он, если не был занят рыбалкой или охотой, все свободное время отдавал новому увлечению, даже третье место по району на соревнованиях занимал. Образование решил продолжить в вечерней школе. Там и встретился со своей будущей женой - Людмилой Ивановной, которая решила освежить знания перед поступлением в институт, а попала она на КНЗ как молодой специалист, по распределению.

В Каменск-Уральском алюминиевом техникуме Александр учился на очном отделении. По распределению он должен был ехать на Норильский никелевый комбинат. Куда иголка, туда и нитка - молодая беременная жена была согласна отправиться с ним хоть на край света, да и что их, молодых, инициативных, держало в нашем городе? Даже квартиры своей не было, жили с родителями. Но тут в их судьбу вмешались другие силы. Людмилу Ивановну пригласили в партком предприятия, расспросили о ситуации и сказали, что будут просить руководство учебного заведения оставить выпускника для работы по месту жительства, специалисты и здесь нужны, а не только за Полярным кругом. Вскоре в инструментальном цехе появился новый мастер, недавно закончивший учебу с красным дипломом.

Та заводская проходная...

С той поры Александр Иванович с насосным заводом не расставался. Вскоре его перевели в модельный цех, чуть позднее он стал там начальником. "Узких" мест, как и везде, хватало. Волокитин смело, как бы сейчас сказали, занялся модернизацией. Навел порядок с упаковкой, там царила вечная неразбериха, рассчитал, как лучше для повышения производительности труда переставить станки. И дело пошло. Модельный всегда справлялся с планом. Многие годы Александра Ивановича связывала личная дружба с директором завода Назымко Николаем Яковлевичем. Их объединяла общая страсть - любовь к охоте. Но вот Н. Я. Назымко перевели в Курган, где он возглавил завод деревообрабатывающих станков. Не раз приглашал Александра Ивановича на свое предприятие, но Волокитины так и не решились на переезд.

Уж неизвестно по какой причине, но с новым руководителем КНЗ отношения не заладились. Основные показатели, выполнение плана, экономия средств были в модельном в порядке, но причины для придирок всегда находились. Вдобавок ко всему рабочим внедрили в обязанность разгрузку песка и угля. Люди приходили на работу в чистой одежде, переодеться и помыться, как сейчас, возможности не было. Все возмущались, были недовольны. Однажды утром, не заходя на рабочее место, Александр зашел к секретарю и положил на стол заявление.

На следующий день в инструментальном цехе появился новый слесарь. В первый же месяц он заработал 360 рублей, в два раза больше, чем получал, когда был начальником. Дело в том,что очень часто выходили из строя шуруповерты, ремонтировать их толком ни у кого не получалось, Александр Иванович разобрался, смекнул в чем дело, и все пошли к нему. В ОтиЗе быстренько снизили расценки наполовину. 

Был и такой случай. Для одного из новых видов насосов согласно чертежам приготовили оснастку, но детали никак не хотели точно подходить друг к другу. Тогда попросили А. И. Волокитина еще раз внимательно все посмотреть. Он нашел ошибку и подготовил новую модель. Пока суть да дело, собрали совещание, на которое пригласили всех ответственных лиц. Разговор шел в самых резких тонах, вплоть до того, что, мол, он, слесарь, себе позволяет, если инженеры разобраться не сумели? Но как раз в это время был сделан первый насос из капризной серии, и оказалось, что Александр Иванович рассчитал все правильно. Правда, извиниться перед ним никто и не подумал.

Даже выйдя на пенсию, он не смог сразу попрощаться с заводом, работал еще более пяти лет. Но расставание даже на этот раз не стало окончательным. Еще два раза приглашали его поработать, когда начиналось освоение новой продукции. И он, специалист с личным клеймом, никогда не отказывал - приятно, конечно, было, что твое мастерство помнят, да и самому хотелось убедиться, что не утеряна прежняя сноровка.

Охотник, рыболов, писатель

Пытливый ум привлекало очень многое. Например, вместе с друзьями он сделал снегоход, и все с удовольствием на нем ездили. Но с раннего детства его сердце было отдано рыбалке и охоте. Он даже одно время с заводской промысловой бригадой жил на базе и ловил на озере рыбу, которую сдавали на предприятие. А уж на кого он только не охотился! Об этом можно легко узнать из его книги "Рассказы охотника". Написанные легким, простым языком, они яркими красками рисуют знакомые, узнаваемые места. Автор называет известные имена, точными штрихами описывает повадки животных, их особенности. Его рассказам свойственна тонкая наблюдательность, в них всегда присутствует не только описание, но и интересная фабула, событие, завязка и развязка.

Самое интересное, что глава семейства сумел увлечь своим хобби не только жену (Людмила Ивановна в молодости не раз отправлялась вместе с супругом по следам даже хищных зверей), но и детей - сына Игоря и дочь Елену, которые тоже стали заядлыми охотниками.

Родительский дом - начало начал

Чем бы ни увлекался человек, где и кем бы ни работал, все равно самым главным в жизни остаются семья и дети. Мой дом - моя крепость, гласит английская пословица. Это понятие в полной мере могут отнести к себе Игорь и Елена Волокитины. Они всегда знали и знают, что их тылы надежно защищены, что всегда рядом плечо отца, который в детстве мог во всем поддержать, научить, подсказать, уберечь от беды и защитить от обидчиков. Да и сейчас всегда даст добрый совет.

Александр Иванович, в свою очередь, по праву гордится своими детьми. Игорь Александрович закончил военное училище, служил на Севере, а когда по состоянию здоровья был комиссован, обосновался в Екатеринбурге. Теперь он руководит подразделением УГК имени Ползунова. Его жена Елена после окончания Катайского педучилища работает музыкальным работником, недавно стала победителем Свердловского областного творческого конкурса детских песен, на который она представляла произведения собственного сочинения, сама написала музыку и стихи. Внук Александр, названный в честь деда, работает в НИИ метрологии, он - инженер-программист. Внучка, красавица Оленька, - мама двух очаровательных малышей, Тимы и Темы, служит в органах госбезопасности, ее муж Максим - подполковник полиции.

Елену Александровну особо и представлять не надо. Известной землячкой гордятся все катайцы. А скольким она помогла вернуть здоровье, когда работала в КНИИКОТ имени Илизарова! Сейчас доктор медицинских наук Е. А. Волокитина живет в Екатеринбурге, трудится в Уральской государственной медицинской академии, она - профессор кафедры травматологии, полна новых идей и планов, активно пропагандирует, совершенствует и внедряет в жизнь илизаровский метод.

В их семье всегда были собаки, и все их просто обожали и обожают, особенно Елена. Ее питомцы не раз становились призерами зональных, всероссийских и даже международных выставок. Сейчас у них три собаки - Лада -дратхаар, Фрося - пойнтер и Арси - такса. Последняя - заслуженный ветеран, 14 сентября ей исполнится 15 лет, для собаки весьма почтенный возраст, но она ведет активную жизнь и до сих пор охраняет дом.

Хуторок в степи

Перед пенсией Волокитины надумали купить домик в деревне, особенно об этом мечтали их уже взрослые дети. Начали искать. Сначала решили обосноваться в Чусовой, но по ряду причин сделка не состоялась. Тогда им посоветовали съездить в Шутиху. Дом, стоящий на самой окраине, с виду был не очень казист, но сразу всем пришелся по сердцу. Внутри хозяйке не приглянулось, а Оленька, в то время ученица начальных классов и тоже была на смотринах, глубокомысленно заметила: "Да, полы здесь придется менять". Взрослые посмеялись, но даже они, при всем своем житейском опыте, не могли предположить, какой объем работ предстоит выполнить и какие планы вынашивает глава семейства.

Только давно известно: один горюет, семья - воюет. Не только мужчины, но и вся женская часть семьи дружно принялась за дело. Усадьба обживалась все больше и больше. Дети приезжали на выходные и в отпуск, старшие в теплое время года стали жить там постоянно.

Вместо русской печи, занимавшей полкомнаты, появились два камина, один - для готовки и тепла, другой - английский - для души. Мебель сделали своими руками, крышу заново покрыли шифером, красить конек и трубу , как самой легкой, доверили Ольге. Сноха разрисовала дом снаружи. Пол во дворе покрыли тесом, поэтому здесь в любую погоду сухо.

Вскоре появилась новая банька, малуха и летняя комната. Именно в ней Волокитины в теплую погоду проводят большую часть свободного времени. Тут проходят все праздники, встречи с друзьями и родственниками, семейные посиделки. 

Много раз приходилось слышать восторженные рассказы тех, кто бывал в гостях у Волокитиных, о их не- обычной усадьбе. И вот, наконец-то, довелось и мне увидеть все воочию. Александр Иванович охотно показывает свои владения и, честное слово, тут есть чем похвалиться. Сначала отправляемся к предмету его особой гордости - двум рукотворным прудам. Раньше в природе их не существовало, их создал сам Волокитин. Ранней весной они заполняются талой водой, существуют и запруды, и система сброса. Оба водоема окружают роскошные ивы, на дальнем берегу приветливо качает пышными султанчиками камыш, там и утки теперь гнездятся. Все так удачно вписывается в ландшафт, что трудно себе представить - несколько лет назад здесь была голая степь. Но Александр Иванович пошел еще дальше - запустил карасей. Теперь рыбалка у него рядом с домом. Сюда забегают с удочками соседские ребятишки, дачники. Хозяева никого не гонят - пусть и у других людей будет радость. В жаркую погоду есть где искупаться, благо, ходить далеко не надо.

Параллельно со строительными и огородными заботами они занялись посадкой деревьев и кустарников - яблонь, слив, вишен, красной и черной смородины, жимолости, груш, черемухи и т. д.

По периметру всей усадьбы стоят березы, кедры, липы, ели, дубы, на которых уже есть желуди. Весной сюда прилетают скворцы, для которых ежегодно вывешивается до 20 скворечников, прямо во дворе гнездятся ласточки. Вот и сейчас птенчики, ничуть не опасаясь людей, выглядывают из своих домиков, широко раскрывая клювики.

Под огород отведено 12 соток. Чего там только нет - картофель, морковка, свекла, кукуруза, капуста, петрушка, щавель, огурцы, помидоры и предмет особой гордости Александра Ивановича - арбуз с четырьмя довольно крупными плодами. Овощей хватает на все семьи, хранят их в двух ямах. Если остаются излишки, раздают знакомым и соседям, ничего не продают. То там, то тут стоят ульи. Меду хватает для себя и близких знакомых, друзей.

Дом обрамляет нарядный палисадник, который украшают вазоны с разноцветными петуньями. А внутри - царство цветов: пионы, лилии, ромашки, клематисы, ирисы, георгины. Между ними видна фигурка нарядной красавицы, замечательная кукла. На стене висит большое резное деревянное панно, на котором бабушка с дедушкой мирно попивают чаек из самовара. Особенно умиляет изящный козленочек, сделанный из березовых кругляшиков, кажется, он вот-вот сдвинется с места. Во дворе тоже полно клумб, вьется декоративный плющ, чуть не до крыши поднимаются вьюнки с фиолетовыми граммофончиками цветов. Все описать, даже при самом богатом словарном запасе, очень сложно, это надо видеть, этим надо любоваться.

Супруги не так уж часто бывают здесь вдвоем. Тут стремятся проводить выходные и отпуск их дети, внуки и правнуки. Многие ли из нас, не кривя душой, могут похвалиться, что молодежь предпочитает отдыхать рядом с нами, а не мчаться в далекие края? А Волокитины могут! Вот и сейчас, накануне 80-летнего юбилея , который Александр Иванович отмечал 14 августа, в сборе были почти все , не хватало только снохи, у которой уже закончился отпуск. По каким-то репликам, взглядам даже постороннему человеку всегда заметно, как складываются отношения между родственниками. Тут нет никаких сомнений - это одна дружная семья, где все любят и уважают друг друга.

ХХХ

Уже давно расхожей стала фраза, что мужчина должен построить дом, посадить дерево и воспитать сына. К Александру Ивановичу это подходит как ни к кому другому. Буквально на пустом месте он возвел (не один, конечно, а вместе с семьей, что он не устает подчеркивать) настоящий оазис. Вот бы все хоть немножечко переняли его опыт! А. И. Волокитин, с которым мы знакомы много лет, такой же человек, как и большинство из нас, со своими достоинствами и недостатками. Ни разу не доводилось от него слышать пустопорожних суждений о годах советской власти или нынешних временах, хотя, конечно, он на все имеет свой взгляд, но в то же время он прекрасно понимает, что от нашего брюзжания по углам ничего не изменится. Так зачем же портить себе и людям настроение?! Его основное отличие в том, что он любит жизнь, но не остается простым ее созерцателем, а стремится изменить что-то к лучшему, оставить добрый след на земле. Так держать, Александр Иванович! 

С юбилеем!

Мария КУКАРИНА.

Поделитесь информацией с друзьями

У вас недостаточно прав, чтобы отправлять комментарии.