С удовольствием приняла приглашение на очередной межведомственный выезд комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Путь нам предстоял дальний - с. В-Теча и д. Камышино. Как мы добирались до них - история отдельная. И даже практически полное бездорожье ( на дворе - сухота, а как же сюда попадают в весеннюю распутицу и осеннюю слякоть?) не испортило впечатления от красоты здешних мест. А образ жизни некоторых семей, к которым мы, кстати, и направлялись, - заставляет задуматься над извечными русскими вопросами: кто виноват? И что делать? Но обо всем по порядку.

Первая остановка - В-Теченская школа. Перемена. Нас встречают нарядные ребята. Вежливые, культурные, мы едва успеваем здороваться с каждым. Поражает обилие зелени в помещении, а уж гостеприимство директора школы Е. Ю. Казанцевой вообще не знает границ. Школьники уже собрались в актовом зале. Сегодня перед ними в целях профилактической работы выступают Т.А. Шимко, инспектор полиции по делам несовершеннолетних, Р.С. Обвинцев, психолог центра социального обслуживания населения, и О.А. Горланова, инспектор Госпожнадзора.

Пересаживаемся в машину главы администрации В-Теченского сельсовета Г.В. Лебедкина. Наша цель - посетить давних знакомых комиссии - семьи из деревни Камышино. Посмотреть, как живут, как детей растят, в общем, обычное дело и профилактика.

По дороге глава обменивается информацией, рассказывает, что места у них грибные и рыбные. До Камышино десять километров пути, ребятишек в детский сад и школу доставляет автобус. Всех жителей глава знает наперечет, даже не спрашивая, к кому мы направляемся, уверенно тормозит возле нужного дома.

Наши дети
- Ну вот, дети опять не в садике, - огорченно замечают мои спутники. На лужайке перед домом - идиллия. Пасется штук пятнадцать гусяток, а в роли пастушков выступают трое ребятишек. Кстати, сразу и не поймешь, мальчики это или девочки: вид у всех совершенно одинаковый - замызганная одежонка, давно не видевшие шампуня и гребешка волосы. На шум появляется мать сорванцов. Объясняет, что остальные в школе (всего у нее их восемь). 

По нашей просьбе проводит в дом. Хозяйской рукой здесь и не пахнет - в оградке полнейший бардак, в доме обстановка не лучше. Понятно, что денег не хватает, но ведь можно же жить, как говорится, бедненько, но чистенько. 

- Продукты у нас есть, - объясняет мамаша и демонстрирует содержимое кухонных шкафов. 

Действительно, масло, крупы, макароны, овощи имеются. 

- Вот, гусят взяли, мясо будет, - уверяет женщина.

- А синяк под глазом откуда? Благоверный наградил?

Собеседница слегка смущается, бормочет, что, мол, так, случайно вышло, и прячет глаза. Татьяна Александровна Шимко между расспросами достает из сумки детские книжки и подает их ребятишкам. Надо видеть их глаза - похоже, подобных подарков у них в жизни не было.

Дав матери семейства строгий наказ, что она и дети на контроле, усаживаемся в машину. По крайней мере, повода для составления протокола, а уж тем более лишения родительских прав, пока нет. Кстати, матери многодетного семейства чуть больше тридцати. По словам моих спутников, она частенько злоупотребляет спиртным, бывает, что за детьми не следит. Но иногда приходит в норму, например, как сегодня. Вот только бы помыться, постирать, прибрать в доме и оградке не помешало бы. 

- Сейчас заедем к Л., - говорит Нина Васильевна Сенникова, секретарь комиссии при администрации района по делам несовершеннолетних и защите их прав. 

Повод посещения - постоянные анонимные жалобы. Говорят, что пока мать лежала в больнице (кстати, в тубдиспансере!), все было нормально. За детьми следил отец, никаких замечаний от общественности и школы не было. Когда родительница выписалась, началось всякое. Не раз ее видели пьяной, присмотра за малышами практически не стало.

В доме - стойкий запах перегара и курева. Несмотря на дообеденное время, родительница уже подшофе, а ведь в доме - десятимесячный и четырехлетний малыши!

Кстати, оба, судя по всему, физически и психически недоразвиты. 

- Группу нужно оформлять, - вытирая слезы, говорит мамаша, и тут же срывается на посетителей: "Где вы были, когда я в больнице лежала?", а потом снова слезы. 

Составляется протокол о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей, женщине предлагают приехать на ближайшую комиссию по делам несовершеннолетних не с целью наказать, хотя и это тоже нужно сделать, за помощью. Ведь у нас немало органов социальной защиты и обслуживания, которые помогут и подскажут, какие справки необходимо собрать, чтобы получить материальную помощь, и документы оформить, и вещи для детей выделят. В конечном итоге Л. клятвенно пообещала, что приедет в Катайск, а детей обязательно покажет фельдшеру.

Лично я возвращалась в В-Течу в подавленном настроении. До слез жалко детей, которые в своей еще такой коротенькой жизни ничего хорошего толком-то и не видели. А в селе нам предстоял визит еще к одной семье, находящейся в социально опасном положении. Дом С. даже домом-то с натяжкой можно назвать. Так, хижина с низкой дверью, покосившейся крышей и подслеповатыми окнами.

Сельчане сообщают, что дети С. целыми днями болтаются по деревне, грязные, неухоженные, просят у людей покушать.

Мамаша оказалась дома, со всех ног к машине бросились ее ребятишки - шестилетний мальчишка и пятилетняя девочка. С матерью шел строгий разговор о ненадлежащем исполнении своих обязанностей. Были слезы, жалобы на судьбу и неустроенность жизни. 

- Ну-ка, покажи нам свои игрушки!

Девчонка послушно лезет под кровать и достает сломанную машинку, запчасти каких-то игрушек, порванные книжки.

- Почему детей в садик не устраиваете?

- А чем мне за него платить?

- Работу ищите, и не надо говорить, что ее в селе нет, вы даже огород не садите, и вообще, чем сегодня детей кормили? Говорят, они у вас попрошайничают!

Пока С. дрожащими руками вытаскивает необходимые документы для составления протокола, в оградке тестируем мальчишку, которому осенью нужно идти в школу. Он не знает элементарных понятий - времен года, дней недели, счета до десяти. Как он будет учиться, непонятно, а матери, видно, и дела нет…

Пока на семьи, которые мы посетили, составлены протоколы, их будут держать на контроле комиссии, но чтобы переступить порог, за которым следует лишение родительских прав, осталось совсем немного. Значит, вновь пополнятся детские дома, социальных сирот при живых родителях в России станет больше. Страшно!

Людмила ЗЫРЯНОВА

Поделитесь информацией с друзьями

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить