Мария Михайловна Журавлева родилась в августе 1929 г. и всю жизнь прожила в д. Скилягиной. Недавно вся ее большая дружная семья отпраздновала ее очередной юбилей. Мария Михайловна сохранила прекрасную память, жизнелюбие, интерес к жизни. С ней интересно разговаривать, она много знает и помнит, сочиняет стихи. Говорит, что они в ее голове сами откуда-то берутся. Для своих детей и внуков написала «Машкину автобиографию жизни». С ее позволения я предлагаю часть ее вниманию читателей.

«В семье было четверо детей. Жили в малухе, так называли выкопанную в земле большую землянку с русской печью , а зимой в ней еще стояла железная печка. Потом тятя купил на краю Скилягиной избу, и они с сыном Андреем стали строить дом. Вскоре родилась еще дочь. У отца в хозяйстве была лошадь с жеребенком. Отец одним из последних вступил в колхоз, лошадь с жеребенком отвел на общую конюшню. Председателем колхоза был Журавлев Федор Федорович, он поехал на этой лошади в Катайск и загнал ее, когда вернулся домой , лошадь пропала.

В 1937 г. брата Андрея взяли в армию, он отслужил три года, вернулся домой, стал работать на комбайне, заработал много хлеба, женился.

Весной 1941 г. брата взяли в лагеря, сказали, что на сорок дней, а потом началась война, и мы его больше не видали, с войны он не вернулся.

Жить стало очень плохо, есть было нечего. Я в 12 лет пошла работать на сенокос, сначала возила волокуши на лошади, страшно вспомнить, как меня и ее донимали пауты. Соскочу с лошади, палкой соскребу их с ее груди, запрыгну обратно и быстрей за новой волокушей. Я была шустрая, легкая на подъем, все делала быстро. Потом подскребала , а позже дали в руки вилы. На зароде стоит старик, звали его Руфович, смешит нас, рассказывает что-нибудь, а мы подаем ему сено. В поле варили или кисель гороховый, или горошницу, иногда давали по кусочку хлеба. Там поедим, а дома есть нечего. Отец ловил рыбу, иногда зайца убивал или утку, а больше все жили на калебашках из травы.

Вскоре отца забрали в трудовую армию, мать осталась с нами одна. Огороды копали лопаткой, не пахали, картошки до свежей никогда не хватало. В 13 лет я уже работала наравне со взрослыми за трудодни, на которые в конце года давали немного зерна. Его мололи дома на жерновах, варили кашу и немного добавляли в калебашки. Когда с полей сходил снег, копали мороженую картошку, на токах заметали зерно, каждое зернышко подбирали, мыли, сушили его.

Осенью двое девчонок стояли на площадке комбайна, кантарили зерно в мешки, потом их сбрасывали на телеги, а ребята - подростки на лошадях отвозили на ток. Еще две девчонки сбрасывали вилами солому из копнителя. Все в пыли, в полове, на площадке трясет, на поворотах того и гляди свалишься с нее под колеса. На следующий год я уже молотила снопы на «сложке» . Поднимать их вверх было очень тяжело да еще надо было присноровиться правильно развязать сноп, чтобы он не упал на землю, а ровно попал в молотилку. Я быстро научилась косить серпом и литовкой, хорошо точила, но бывало не раз, что резала пальцы. Шрамы на руках остались до сих пор. В колхозе работали и дома надо было помочь матери. Дров не было, на санках возили сухостой, сучки из бора. За зиму сжигали все прясла от огорода. Потом стали разрешать рубить сырые дрова осенью, их с вечера клали в печь, чтобы они немного подсохли.

Отец работал в Магнитогорске на заводе. Домой его отпустили летом после окончания войны. Он шел пешком больше месяца, возле дорог собирал ягоды, грибы, питался травой, варил в котелке похлебку из грибов. Домой принес одни косточки от себя, перешагнул порог и заплакал, и мы все в голос заревели. Потом он говорит: «Ладно, мать, принес кости, накоплю и мяса». Понемногу отец поправился, снова стал охотничать, рыбу ловить, жить стало полегче. Отец привез из Бугаевой Колю, сына Андрея. Коля жил там с матерью очень плохо. Стало нас в семье пятеро детей.

Из одежды ничего не было. Мама сеяла лен, и сколько с ним было работы, прежде чем сошьют из него рубашки или юбки. Всю зиму его мяли, трепали , пряли, ткали, красили луковой шелухой, картофельной ботвой. Мама сама шила нам юбки, рубашки, полотенца. На праздник хотелось одеть полушалок , а у нас его не было, просили у богатых. Попразднуем и отнесем обратно. Спали на травяных матрасах, но подушки были. Родители завели гусей, мама копила перо и пух.

В 1950 г. я вышла замуж за Павла Журавлева. В приданое мне дали две подушки, небольшую перинку, половички, несколько полотенец и мешков, у меня была своя фуфайка, а у жениха фуфайки не было, так ему ее купили у соседей. На первое время я брала у родственников скатерку, простынь, потом все вернула обратно. Стали сами зарабатывать, тогда уже в колхозе давали немного денег. Появился дешевый ситец, я научилась шить. Тятенька с мамонькой сдали 16 ц картошки на закуп и купили мне швейную машинку. Огороды стали садить большие, много садили картошки, лука, развели гусей, пчел, корову с подростками, появилось свое мясо. Сено косили вручную, в лесу окашивали каждый пенек, каждый кустик. Муж со свекром построили дом, в который мы переехали. В этом доме мы и прожили всю жизнь.

В 1951 г. родилась Шура. Я тогда была плугарем в тракторной бригаде, с утра до полночи на работе, Шуру оставляла со свекром. Он под сараем мастерил сани, телеги, и она с ним целый день в стружках ползала. В 1955 г. родился Сережа, через год –Люба, а Нина родилась в 1964 г. Мы уже оба работали в животноводстве. После образования совхоза жизнь улучшилась, за работу стали платить деньги, мы купили в дом обстановку, детей одевали, учили. От тяжелой работы, да и война сказалась, у меня стал болеть желудок, сделали операцию, пять лет была на группе. Когда инвалидность сняли, снова пошла работать на ферму. Но здоровья уже не стало и сейчас его нет.

В 1977 г. заболел муж мой Павлик и вскоре умер, Нине было 13 лет, Шура с Любой были уже замужем, Сережа женился. Когда Нина вышла замуж, меня решили перевезти в Песчано-Коледино, купили домик. Вот так я и живу рядом с детьми и внуками. Дети у меня выросли хорошими, работящими, меня уважают.

Я даю вам наказ, мои родные, чтобы вы жили дружно, в любви и согласии, помогали друг другу, чтобы своих детей и внуков вырастили трудолюбивыми, добрыми, уважали людей, шли только прямой дорогой и меня, вашу мамку и вашего отца, не забывали».

В. ЛОБОВА, нешт. корр. с. В-Теча.

Дороги

Дороги наши берегите,

они для жизни нам даны.

По ним ходили наши братья,

наши деды и отцы.

Заросли пути-дорожки,

по которым я ходил,

В детстве в рощи голубые

попутный ветер уносил.

М. Журавлева.

Поделитесь информацией с друзьями

Комментарии  

 
Stephenfag
0 # Stephenfag 25.01.2018 19:12
http://goobest.info/
http://workle.website/4f
http://workle.website/4g
http://workle.website/3m
http://workle.website/3n
http://pestybest.info/
http://www.moykrest.ru/
http://gavuer.ru/
http://workle.website/4h
http://workle.website/3k
http://workle.website/4i
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать