Все дальше время отделяет нас от периода гражданской войны. Но, несмотря на это, история тех дней не становится понятнее и ясней. Осознание величайшей трагедии государства и народа - вот то единственное, что укрепляется с годами.

Из всех войн самая страшная — гражданская. Обычно ей предшествует период яростных идеологических споров. Противоборствующие стороны выдвигают несколько радикальных моделей будущего. Каждая из них исключает другую. Коммунизм или капитализм. Авторитет Церкви или свободное толкование Библии. Монархия или республика. С Западом или с Россией. В общем, или-или. И третьего не дано. Слово за слово, и вдруг, как бы из ничего возникает непримиримый конфликт. Как ни странно, во время междоусобиц большинство населения остается дома. Бегают от мобилизаций. Пытаются жить привычной довоенной жизнью. Воюют люди идейные — юные энтузиасты, жаждущие переустроить мир, и люди, переживающие кризис среднего возраста. Первые еще не успели оценить прелесть жизни. Вторые — уже несколько устали от ее радостей, но так и не успели достичь того, на что нацеливались в юности, и совершают свой последний большой рывок.

К ним присоединяются наемники, воюющие за плату. Бандиты, получающие удовольствие от самого процесса убийства. И те безвольные или невезучие люди, кому не удалось избежать принудительного зачисления в ряды солдат.

Урал в полной мере ощутил на себе все ужасы гражданского противостояния. Какое количество безвинных было замучено всеми противоборствующими сторонами, остается только гадать, точных данных нет, есть только приблизительные оценки количества жертв гражданской войны, и составляют они у разных исследователей от 5,5 до 9 миллионов человек в период с 1917 по 1923 гг.

Сегодня я хочу рассказать об одном эпизоде этого противостояния.

В материалах Екатеринбургской епархии имеются такие сведения: «13 (26 июня по новому стилю) 1918 года был арестован отец Алексий Архангельский. Красноармейцы привезли его в село Верх-Течу и после краткого допроса приговорили к расстрелу. Местом исполнения приговора был выбран берег реки Течи. Страх гибели не сломил дух отца Алексия: перед смертью он перекрестился и со словами: «Безвинно умираю» пал под пулями красноармейцев. Они бросили убитого в повозку и отправили его обратно в село Песчано-Колединское. Не найти слов, чтоб передать скорбь родных отца Алексия, увидевших его тело. Похоронен он был на общем приходском кладбище.

Через некоторое время после этого убийства красноармейцы арестовали двенадцать человек, девять из которых замучили с немыслимой жестокостью. Как писали впоследствии в «Известиях Екатеринбургской Церкви», родственники убитых смогли опознать тела только по одежде: лица погибших были совершенно обезображены, бороды вырваны, руки вывихнуты. Убиенных похоронили в селе Верх-Тече на площади у церкви в братской могиле. 15 (28 по новому стилю) августа 1918 года в эту же могилу перезахоронили и останки отца Алексия Архангельского. Благодаря метрической книге Верх-Теченского села удалось установить имена страдальцев, погребенных в братской могиле с отцом Алексием, и имена священно- и церковнослужителей, участвовавших в их торжественном захоронении:

«Убиты (большевиками) 6 июля, погребены 10 июля:

1. слободы Верхтеченской крестьянин Григорий Андреев Помаскин, 54 года.

2. слободы Верхтеченской крестьянин Петр Андреев Помаскин, 58 лет.

3. слободы Верхтеченской крестьянин Симеон Андреев Грязных, 74 года.

4. слободы Верхтеченской крестьянин Алексей Григорьевич Мурашев, 29 лет.

5. слободы Верхтеченской крестьянин Михаил Иванович Глухих, 56 лет.

6. дер. Казанцевой крестьянин Стефан Митрофанов Полухин, 58 лет.

7. дер. Казанцевой крестьянин Косма Тимофеевич Шишминцев, 58 лет.

8. дер. Анчуговой крестьянин Георгий Сергеевич Галунчиков, 51год.

9 дер. Анчуговой крестьянин Архип Иаковлев Галунчиков, 20 лет.

Хоронили священники: Иоанн Богомолов, Аркадий Чирков и Всеволод Пономарев с дьяконом Алексеем Олесовым и псаломщиками Цирельщиковым и Протогеном Пономаревым на торговой площади у церкви».

Сохранились воспоминания внучки Стефана Полухина, в которых она рассказывает об этом убийстве: «Наш дед Степан Полухин был односельчанами выбран старостой. Ну, для порядка, он следил, чтобы поскотина была огорожена, чтоб скот хлеб не травил. Да мало ли работы общественной в деревнях?

Так эти партизаны собрали всех старост по деревням. Всего в количестве 11 человек (по другим данным 12) . Увезли в песчанное место и там над ними издевались.

Нашего деда привязали ногами к ходку, а голова на земле, и гоняли по деревне. И с другими не лучшим образом обращались. Кому кринкой зубы выбили, кого шашками искололи, а кому и хребет разрубили.

Мне шел пятый год. Но я помню, как потом везли гробы с трупами в наше село. Шли подводы друг за другом, 10 подвод. 11-й человек уполз, раненый, в рожь и спасся, он и рассказал. Я сидела возле гроба. Похоронили их на торговой площади возле церкви. Церковь у нас была высокая в 2 этажа. И колокольня тоже была в 2 яруса. На первом ярусе большой колокол, на втором маленькие колокола. Ее потом взорвали, зачем - не знаю».

До нас дошли воспоминания красноармейца Грязных, касаемо вышеуказанных событий, оставленные им в 1960-е гг.: «Нам с кулаками пришлось расстаться за селом Петропавловским, послали их на тот свет. После нас, кулаков, увезли обратно в Верх-Течу. Когда привезли их, собрали красноармейские семьи, заставили их на площади у церкви копать могилу и молиться Богу. Стояли на коленях, кто плохо молится, тех били, издевались, пока не похоронили». Так описывает Грязных похороны убитых старост.

Долгое время место захоронения было не обозначено. Понятно, что в советское время такие события не афишировались. Но есть неравнодушные люди. Леонида Истомина можно смело назвать подвижником, человеком, стремящимся приоткрыть завесу над темными историями гражданской войны. Некоторое время назад через нашу газету он обратился с просьбой откликнуться тех, кто что-то мог поведать о месте братского захоронения. Обращение сработало, была получена информация о месте его расположения.

Проведенное обследование подтвердило наличие захоронения, и 11 августа отец Александр и казаки Катайского острога провели чин освящения и установки поклонного креста на месте погребения. На панихиде присутствовали сельчане и родственники замученных крестьян. Так, Анатолий Александрович Галунчиков, глава Верхнеключевского сельсовета, смог поклониться могиле своего прадеда, про которого только и знал, что был убит в гражданскую. Геннадий Викторович Лебедкин, глава местной администрации, особо отметил, что перед историей все равны - и красные, и белые, и зеленые. Есть в В-Тече памятник погибшим красноармейцам, поставлен и поклонный крест погибшим крестьянам и священнику, все это наша история, нужно её знать и помнить, чтобы это не повторилось.

Хотя, как говорится: «История учит тому, что мало кто учится на уроках истории».

Глеб МОРОЗОВ.

Фото автора.

Поделитесь информацией с друзьями

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить