Петр Иванович Плотников – мой прадед по отцовской линии. Он, малограмотный крестьянин из деревни Анчугово, несомненно, обладал неплохими способностями. Будучи в армии, дослужился до звания фельдфебеля. Это воинский чин унтер-офицерского состава в царской армии, исполняющего обязанности командира роты по хозяйству и внутреннему распорядку. А еще Петр Иванович умел прекрасно считать. Мой отец рассказывал историю, ставшую семейной легендой.

Как-то во время службы к нему обратился генерал: «Сколько денег потребуется для ремонта моста через реку»? Тот, глазом не моргнув, четко выдал подсчитанную в уме необходимую точную сумму. Генерал расхохотался и сказал: «Ну, и дурак же ты, Плотников! Ты вот копейку не украдешь, а мне и рубля будет маловато». Да, честность у Плотниковых была заложена на генетическом уровне.

У Петра Ивановича было три сына: Максим , Василий и Григорий. Мой дед, Василий Петрович, родился 14 марта 1890 года. Нынче ему, стало быть, исполнилось бы 125 лет. В двадцать лет он женился на крестьянке из Басказыка Боровинских Аксинье Федоровне. Через год у них родилась дочь Евгения.

В дореволюционной России воинской повинности подлежало все мужское население с 21 года. В 1911-м настала очередь Василия. На призывном пункте в Шадринске среди всех новобранцев выбрали двух. Критериями строгого отбора послужили: рост (188 см), внешность (приятные черты лица, темные волосы), моральные качества, интеллект и умение достойно держаться. Оба были отправлены в Санкт - Петербург в лейб – гвардии стрелковый его Величества полк роты его Величества. Задача элитного подразделения заключалась в охране государственных учреждений. К сожалению, рост у Василия немного подкачал, и из-за двух недостающих до 190 сантиметров он попал не в личную охрану царя – батюшки, а в охрану государственной Думы в Царском Селе.

В 1912 - м в России пышно отмечали 100-летие Бородинской битвы. До прославленного места сражения была проложена специальная железнодорожная ветка для императорского поезда, по которой проследовал государь со своей свитой. Вдоль всего пути через каждые сто метров стояли гвардейцы, в том числе и Василий.

В 1913-м Василий Петрович прибыл в отпуск в невиданной доселе в наших местах парадной гвардейской форме. (В наши дни так одеты солдаты Президентского полка при особо торжественных церемониях).

В Шадринске при встрече с Плотниковым то ли по незнанию, то ли из уважения к мундиру даже господа офицеры вытягивались во фрунт. А когда Василий при всем параде с молодой женой после службы выходили из Верхтеченского храма , священник самолично надел на него верхнюю одежду. Это было тоже проявлением своеобразного уважения к военной форме и человеку, носившему ее.

Десятого августа 1914 года Аксинья вместе со свекром Петром Ивановичем жала в поле рожь. Почувствовав неотвратимое, она, словно невзначай, полоснула серпом по руке. Отец чертыхнулся: «Вот неумеха»! Невестка отправилась в ближайший березовый колок якобы унять кровь. А когда вышла из него, в руках у нее был завернутый в тряпицу младенец. Так появился сын Александр.

Тем временем в Европе шла первая мировая война. Когда положение становилось критическим, полк его Величества отправили на передовую. Василий Петрович принимал участие в военных действиях, во время которых попал в окружение и позднее – в немецкий плен.

Четыре года он работал в Германии на ферме зажиточного гроссбауэра. К высокорослому « русскому Ивану», привычному к крестьянскому труду, немцы относились с опаской и настороженностью.

На Родину он вернулся в 1919 году. В стране, обескровленной и разграбленной, была объявлена советская власть. Шла гражданская война. Добираясь до Урала на попутных подводах, он постоянно натыкался на патрули то красных, то белых. Удивительно, но ни у кого из них к нему не возникало никаких претензий, и Василий Петрович благополучно вернулся в родной дом, о котором мечтал долгие восемь лет разлуки.

Во время мирной передышки у супругов рождаются дети: Анна (1920 г.), Таисья ( 1928 г.), Николай (1931 год)). Семья вступает в колхоз, где добросовестно трудится. Василий Петрович среди односельчан пользовался непререкаемым авторитетом. Он отличался миролюбивым характером, одно его появление и веское слово гасили нередкие в деревне драки. Он очень любил веселые, искрометные шутки, несмотря на высокий рост, умел легко и красиво танцевать.

Пришла Великая Отечественная война. Старший сын Александр ушел на фронт, а отца забрали в трудовую армию. Мой папа рассказывал, что в военном детстве он представлял себе отца былинным богатырем, могучим и сильным. Как-то раз они с пацанами играли на улице и услышали крик: « У Плотниковых отец вернулся»! Ребята побежали к дому. На подводе лежал высохший, истощенный старик, живой скелет, доведенный до дистрофии непосильным трудом и хроническим недоеданием, не способный самостоятельно передвигаться. Мой папа, мальчишка, от обиды и разочарования расплакался и убежал, стыдясь далеко не героического вида своего отца. Нашей семье очень повезло: дед поправился, а Александр вернулся с фронта.

Я никогда не видела своего деда. Он умер 29 ноября 1956 года, еще до моего рождения. Знаю его исключительно по рассказам родных, которые относились с огромным почтением и трогательной заботой к «тятеньке» (так ласково называли его все дети и внуки).

Дед всегда служил нравственным ориентиром для моего отца, который, по моему мнению, унаследовал от него не только внешнее сходство, но и лучшие моральные качества. Папы нет в живых вот уже почти шесть лет, но для меня он остается образцом порядочности, ответственности, честности и трудолюбия.

Очень надеюсь, что эта преемственность никогда не прервется, и будущие дети моих сыновей так же бережно и трепетно будут относиться к истории нашей семьи, неразрывно связанной с судьбой России.

Н. РЫЧКОВА (Плотникова)

Поделитесь информацией с друзьями

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить