Учителям-фронтовикам с благодарностью

Летние лагеря

Судьба свела меня с этим человеком ещё в школьные годы, когда я учился в восьмом классе. Тогда был предмет - военная подготовка. Мы учились собирать и разбирать винтовку Мосина, занимались строевой ходьбой, маршируя по школьному двору. Но больше всего мне нравилось, когда мы, надев через плечо деревянные винтовки, выходили в тополиную рощу, где отрабатывали приёмы владения оружием и рукопашного боя. Мы с удовольствием выполняли команду «коли!», «бей прикладом!», производя выпады по мнимому противнику. Физически крепким ребятам везло больше – они упражнялись с настоящим оружием, хотя оно и весило прилично. Мы любовались и восхищались тем, как чётко и красиво выполнял эти приёмы наш военрук. Позднее мы плотно сотрудничали с ним, работая в общественных организациях по воспитанию молодёжи. Отойдя от подобных дел и перейдя на другую работу, я не порвал связи с ним. Мы каждый выходной встречались на стадионе, кстати, построенном с нашим деятельным участием, где часто беседовали «за жизнь». Поэтому я многое узнал о его судьбе и нелёгкой жизни. Он прошёл всю войну. Да сама война вошла в его жизнь по-особому.

В начале июня его в составе артиллерийского дивизиона мотострелкового полка, дислоцирующегося в Брестском гарнизоне, отправили в летние лагеря.После каменного жаркого и тесного города, казарм в казематах крепости это казалось истинным раем. Однажды днём его пригласил в свою палатку командир:

- Сынок, тебе необходимо срочно прибыть в штаб части и оформить отпускные документы. Немного подумав, внимательно оглядел бойца. По-отечески положил ему руку на плечо:

- Держись, курсант. Крепись. Дома у вас большое несчастье. С твоим батей случилась беда.

Через четыре дня он прибыл в столицу промышленного Урала и пошёл в воинскую кассу вокзала взять билет до своей станции. Атмосфера, которая царила на вокзале, поразила его. Не было привычной суеты отъезжающих. Не звучала музыка. Не кричали станционные продавцы товара и носильщики. Лица людей были строгими и тревожными. Все были напряжены. Стоящая рядом в очереди старушка спросила его:

- Что, касатик, обратно в часть? Эх, беда-то какая случилась. Жалко вас, молодых. Война! Опять немчура проклятая напала, - тяжело вздохнула она.

Стоящий возле кассы майор пояснял окружившим его пассажирам, что рано утром немецкие сухопутные войска без объявления войны перешли нашу западную границу на всём её протяжении и продвигаются внутрь, нанося смертоносные удары по городам и сёлам; что немецкая авиация атаковала Прибалтику, бомбит Севастополь и Одессу, устремилась к Киеву и Минску, направляясь в сторону столицы.

Прибыв в своё село, солдат первым делом навестил могилку отца. И не успев толком пообщаться с семьёй и родственниками, не использовав положенный ему отпуск, согласно закону о воинских обязанностях, отправился в райвоенкомат, а оттуда в областной комиссариат. Его, как уже служившего в воинской части, которая находится в зоне боевых действий, и имеющего среднее образование, определили в танковое училище.

Мы не дрогнем в бою…

Страна нуждалась в танкистах. Начались упорные занятия по ускоренной программе. Время не давало передышки.

Уже зимой ему, младшему лейтенанту, командиру взвода лёгких машин КВ, в составе танкового полка пришлось принять первый бой, обороняя столицу. В этот бой он ушёл коммунистом. Потом были другие бои. И наступали и, бывало, отступали, отдавая только что освобождённый рубеж. Но самым памятным моментом осталось его участие в знаменитой Курской битве, когда на поле боя с двух сторон сошлись в смертной схватке, кроме других родов войск, более шести тысяч бронированных машин. Это был кромешный ад! Кто кого? Не жалели ни людей, ни технику. На поле боя осталось кладбище из чуть ли не тысячи сгоревших вместе с танкистами танков. В этом сражении его экипаж скоростной и надёжно защищённой бронёй Т-34-ки сумел уничтожить четыре танка и одну танкетку врага. Правда, им тоже не повезло. Вражеский снаряд попал в машину, убил наводчика. Танк загорелся, но остальным удалось благополучно выбраться из него. За этот бой он был удостоен высокой правительственной награды - ордена Боевого Красного Знамени.

Из-под печки трудно потолок увидеть

Это сейчас современные историки спорят между собой и доказывают, а нужны ли были такие жертвы? Оправданны ли? Из-под печки потолок рассмотреть затруднительно, почти невозможно!

Началось освобождение страны. Были ещё сильные бои. Особенно за крупные города. Дважды он горел , но успевал вовремя покинуть машину. Однажды его при этом зацепило осколком вражеского снаряда. Но всё обошлось перевязками в медсанбате.

В апреле 1945 года, будучи старшим лейтенантом, он участвует во взятии Берлина. Брать его приходилось с плацдарма на Одере в районе Зееловских высот, которые были укреплены основательно. В составе танковой дивизии маршала Рыбалко ночью, с включенными фарами, с воющими сиренами они устремились в атаку. В этот день им выдали двойную норму наркомовских. Многотонные машины вязли и буксовали в мягкой весенней немецкой земле. Силуэт – выстрел! Снова силуэт и снова удар! Долгожданная Великая Победа!

И опять споры историков, стоило ли ускорять взятие? И такой ценой? Жизнь показала, что от одного неверного шага или действия руководителя страны падает существующий строй, рушатся целые государства.

Летом 45-го танковая дивизия была частично расформирована. Одних отправили на Восток, других оставили в освобождённой Европе, а уральский танковый полк вернулся на Урал. Танк, построенный на средства жителей седого Урала, на котором доблестно воевал наш земляк, вновь оказался на родной сторонке.

Тех, кто был призван до начала войны и не был обременён семейными хлопотами и заботами, оставляли в войсках дослуживать положенный срок, естественно, согласно воинскому званию и занимаемой должности. Мой герой, как строевой офицер, имеющий богатый боевой опыт, был назначен командиром учебной роты танкового полка , расквартированного в Еланских лагерях, чтобы готовить молодых воинов для бронетанковых войск. Он успел подготовить многих уральцев. Были среди них и земляки родного зауральского края. Все они после демобилизации вспоминали о нём, как о настоящем воспитателе, справедливом, мудром, но требовательном офицере.

Это сложная задача – первым стать на пьедестал

Уйдя в отставку, он вернулся в родной город. При постановке на воинский учёт военком предложил отставнику пойти в среднюю школу руководителем военного дела, о чем и попросил директора школы, тоже фронтовика. Тот с предложенной кандидатурой согласился без лишних разговоров, поручив ему вести ещё и уроки физкультуры. Будучи разносторонним спортсменом, тот без особого труда в короткое время сумел создать ряд спортивных секций, на которых ученики познавали азы футбола, волейбола, лёгкой атлетики, лыж. Имея примитивную спортивную базу по гимнастике, он своим умением и мастерством работать на снарядах вызывал неподдельное восхищение стойками на руках, работе на перекладине и кольцах.

Школьная команда начала уверенно побеждать на районных соревнованиях по лыжам и лёгкой атлетике даже коллективы взрослых спортсменов. Ряд выпускников, следуя примеру учителя, посвятили свою жизнь этой профессии, поступая на факультет физического воспитания пединститута. Многие навсегда остались ей верны , воспитав большое количество преданных спорту людей, подготовив впоследствии не одного мастера спорта, чемпионов центральных спортивных обществ, страны и даже Европы.

Новый председатель с головой окунулся в дело организации спортивной и физкультурно-массовой работы в районе. В первую очередь он начинает с подбора кадров. Надёжными соратниками и проводниками его многочисленных идей стали руководители ДСО «Урожай», физруки, тренеры, сельские инструкторы физкультуры, которых подбирали совместно с райкомом комсомола, чтобы те по возможности возглавляли первичные организации на селе. Под руководством и действенной поддержке районных властей создаётся типовая спортивная база во вновь открываемых сельских школах, оборудуются стадионы, спортивные площадки, многочисленные небольшие хоккейные корты, строится Дворец спорта насосного завода. Массовый характер носит детский спорт, шефами и содержателями которого становятся предприятия и учреждения города. Команды района становятся непременными победителями и призёрами областных соревнований по лыжам, лёгкой атлетике, настольному теннису, штанге, борьбе самбо. А хоккеистам по игре с мячом на протяжении почти десяти лет в области не было равных и в помине. На первых сельских областных спортивных играх в 1968 году команда района стала недосягаемой.

Перейдя в СПТУ-13 на знакомую и родную должность военрука, он остаётся верен своим принципам. Строит стрелковый тир на 50 метров, ставший на долгие годы единственным местом проведения соревнований в районе, приобретает современное спортивное оружие, оптику. Учащиеся любят своего военрука, помогают ему в работе, активно участвуя в спортивной жизни города.

Фронтовики-наставники

При выходе на пенсию, он пригласил всех своих друзей, ветеранов спорта, ведущих спортсменов, тренеров, бывший физкультурный актив на стадион и после проведённого футбольного матча прямо на трибунах организовал хлеб-соль, угостив товарищей.

Таким он и останется в моей памяти, как достойный представитель сурового и мужественного поколения.

Сейчас, по прошествии многих лет, я с особым уважением и теплотой вспоминаю моих фронтовиков - наставников и поражаюсь тому, как они, пройдя через горнило ужаснейшей и смертоносной войны, сумели сохранить в себе добродетель , тепло и ласку, отдавая их нам, ученикам-несмышлёнышам. Как в то же время были строги и требовательны на уроках. Они все были всесторонне образованными людьми и в совершенстве владели своим предметом. Они никогда не вспоминали при нас о войне, не рассказывали о ней, считая, что делали в то время своё дело, как и многие другие советские люди, не считая пережитое подвигом. Уже позднее от других мы узнали об их вкладе в дело общей Великой Победы. Все они были настоящими мужчинами.

Я всегда, пока жив, буду помнить директора школы Осипова Александра Николаевича, моряка - балтийца, незаменимого актёра народного театра; Мартюшева Бориса Фёдоровича, который стал прообразом воина - разведчика в повести Адама Казакевича «Звезда»; завуча Сурина Дмитрия Прокопьевича, ставшего на войне инвалидом; учителей физики Конышкова Ивана Фёдоровича и Парфёнова Петра Константиновича, Горных Ивана Маркеловича и Воронина Виктора Егоровича, о которых мы, к большому сожалению, так и не узнали, кем им довелось быть на фронте. И, конечно, танкиста Ветлугина Бориса Александровича, о котором идет речь в данном рассказе, моего старшего друга, которого я не смог проводить в последний путь. Но теперь, когда мне приходится бывать на погосте, я непременно в покаянии навещаю его могилку.

Вечная им память! И Слава!

Е. САМОХИН.

(Фото из личного архива дочери Ветлугина).

Поделитесь информацией с друзьями

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить