Октябрь подарил нам несколько по-летнему теплых деньков. Так и тянуло на улицу - насладиться щедростью природы. Да и чего сидеть в холодной квартире? Отопление вроде бы и дали, наверное, по всем инстанциям отчитались, а батареи как были холодными, так и остались. Любимая подруга Анфиса, закончив дачный сезон, уехала навестить своих многочисленных родственников, и я совсем заскучала.

В одну из суббот Матвей с утра сообщил: «Сегодня меня дома не будет - Петрович звонил, просит помочь с ремонтом машины, что-то она у него не заводится». Господи, его “копейку” выбрось - никто не подберет, а он ее кроме как “ласточкой” никак не называет, больше ремонтирует, чем ездит, но скажи-ка ему об этом - до конца дней косо смотреть будет, друзей, мол, не предают. Да и ладно, у каждого, как говорится, есть свой пунктик. “Я пойду с тобой”, - такой был мой вердикт. Матвей вяло посопротивлялся - жены у Петровича дома нет, с внуком уходит нянчиться, пока дочка на работе.

Отправились все-таки вместе. Только, действительно, скучновато возле мужиков стоять да слушать, как они просят друг друга передать вон ту штуковину или сердито покрикивают, если что-то не получается. Порой и ненормативная лексика проскакивает.

Хоть и не люблю я без дела гулять да на лавочке с соседками сидеть, решила перед долгой зимой еще раз насладиться свиданием с осенней природой. Улица Пролетарская не так уж велика, и я отправилась по ней в сторону дороги.

Уютные, ухоженные домики, много деревьев, в палисадниках доцветают уцелевшие от заморозков астры, золотые шары да сентябринки. 

Вот здание бывшего профессионального училища. Сколько здесь выучилось пчеловодов, ветфельдшеров, бухгалтеров! Славную историю имело учебное заведение. Только все уже позади. Закрыли. А что делать? В основном сюда шли сельские ребята, которых теперь наперечет - в классах если с десяток учеников наберется, так и хорошо. С такими грустными мыслями дошла до тропинки, что жители проложили вдоль железнодорожного полотна. Вот по ней и прогуляюсь.

Ну-ка, ну-ка, что там такое? Мальчишки и девчонки, явно скрываясь от людских глаз, тащили два тяжелых пакета. “Эй, вы что делаете?” - похоже, мой окрик застал их врасплох, и они быстро побежали на другую сторону насыпи. Еще одного подростка я сразу и не заметила, он спрятался в зарослях. “Выходи, выходи! Что вы тут безобразничаете?” Как раз кстати появился мужчина, который шел выбросить в овраг мусор. Вот тебе и экология! Но на этом я заморачиваться пока что не стала. Мы вдвоем принялись допрашивать мальчишку. Он кинул взгляд на здание, где раньше располагалось ветфельдшерское отделение и, видимо, была лаборатория для практических занятий. Была явственно заметна дорожка, проложенная любителями поживиться чужим добром - в хозяйстве все пригодится. А вот и брошенные ребятами пакеты. В них целые упаковки одноразовых шприцов, какие-то склянки и бутылочки с неизвестными препаратами.

Не успела я слова сказать, как мужчина, проворчав: “Вот безобразники”, - подхватил находку и изо всех сил бросил пакеты в овраг. Раздался звон разбитого стекла и бульканье жидкости. Да, далеко не лучшее решение! Все-таки отделение было лечебное, может, разбились бутылки с ядовитыми лекарствами? Весной при таянии снега все это попадет в Катайку, которая течет буквально в нескольких десятках метров. А потом будем удивляться, что такое с нашей любимой речкой случилось?

Нежданный “помощник” ушел, мальчишка тоже убежал. Его “подельники” вернулись и издали поглядывали, как их добыча стала кучкой обломков, хотя шприцам-то что сделается? Спускаться вниз по довольно крутому откосу не было ни сил, ни желания. Уже не радовали красоты природы и теплая погода. Понятно, что подростки бывали тут уже не раз. Что им удалось утащить раньше, зачем, куда дели и с какой целью использовали? Мысли были одна другой мрачнее - ладно, в Катайке воды много да еще в почву препараты впитаются, может, все и обойдется. А вдруг ребятишки то, что раньше взяли, выпили или друзей угостили и заболеют чем-то страшным, например, сибирской язвой?

Тут зазвонил мобильник. Матвей интересовался, куда его драгоценная супруга пропала. Выслушав взволнованный, полный эмоций рассказ, муж философски изрек: “Ладно, успокойся, что ты можешь теперь сделать, а вот тех, кто вовремя не утилизировал все это “добро”, надо бы наказать. Только где их отыщешь, здание-то уж сколько раз из рук в руки переходило, практически бесхозным стоит”.

Вот на этой печальной ноте и закончились мои приключения, но мысли-то остались: как-то не по-хозяйски получилось, ведь здание еще может послужить людям.

Мотя КАПУСТИНА

Поделитесь информацией с друзьями

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить