Прошло уже 70 лет, как отгремели последние залпы войны, дети, родившиеся в трудное послевоенное время, давно стали взрослыми, но эхо того героического и трагического времени не должно исчезнуть из людской памяти.

Своего прадеда – Ковригина Алексея Андреевича я не видел никогда, что, впрочем, и неудивительно - в год его трагической гибели моей бабушке было всего 1 год и 2,5 месяца.

Прабабушка редко рассказывала моей маме, своей внучке, о муже. Видно было, что эти воспоминания бередили ей душу. После смерти прадеда 12 марта 1950 года она больше так и не вышла замуж. В тяжёлое, послевоенное время одна растила и воспитывала двух дочерей.

Моя мама очень хорошо помнит те редкие моменты, когда бабушка хотела излить душу и чуть - чуть приоткрыть завесу тайны над историей семьи.

Она усаживала маму за стол, покрытый кружевной скатертью, доставала из недр старинного шифоньера большой альбом, обшитый красным плюшем . Немногочисленные, пожелтевшие от времени снимки были ей ценны и дороги. Свой рассказ она всегда начинала словами: «Мой Алексей Андреевич был высокий и статный, - и с гордостью добавляла, - он служил в десантных войсках».

Надо заметить, что десантники того времени имели исключительную подготовку. Они умели всё, что нужно уметь воину, но в первую очередь отлично владели стрелковым и холодным оружием. Кроме того, они были специально обучены вести огонь из трофейных орудий.

К началу Великой Отечественной войны было закончено формирование 5 воздушно-десантных корпусов. С первых же дней войны они вели оборонительные бои в Прибалтике, на Украине, в Белоруссии. В 1944 году, накануне операции «Багратион», ставившей целью освобождение Белоруссии от гитлеровских оккупантов, примерно 2 батальона десантников были заброшены в тыл немецких войск.

Немцы очень боялись «солдат-невидимок», как они называли между собой десантников. Вот лишь одна выписка из случайно сохранившегося отчёта немецкому командованию: « … неотделимой характерной чертой парашютистов есть то, что они на удивление неуловимы. Будучи неоднократно ранены, они лучше подорвут себя гранатой, чем сдадутся в плен».

Немцы бросили огромные силы на ликвидацию десанта. Бои шли по несколько суток, то в одном лесу, то в другом. О том, насколько десантники мешали немцам, говорит тот факт, что местному населению обещали вознаграждение в 6 000 оккупационных марок за каждого пойманного парашютиста. При этом наши потери были огромны. С боевого задания из группы в 800 человек живыми вернулись только 80.

В ходе этой операции Ковригин А. А. был ранен в руку и награждён орденом Славы 2 степени. После демобилизации вернулся в Катайск и стал работать на насосо -компрессорном заводе, эвакуированном из Мелитополя.

Сейчас среди западных политиков появилась мода трактовать, как им удобно, общеизвестные факты, переворачивая всё с ног на голову. Меня до глубины души возмущает проявление вандализма, искажение истории, появление лживых идеалов. Но я знаю и верю – правда всегда восторжествует.

Чем дальше в историю уходят годы Великой Отечественной войны, тем значимее и величественнее встаёт перед всем миром великая победа советского народа. Мы должны чтить погибших и отдавать дань памяти ветеранам не только в памятные даты, а всегда. Свой рассказ я хочу закончить замечательными стихами, которые, на мой взгляд, наиболее точно отражают мою точку зрения.

…И эту память мы храним,
Её и детям отдадим.
А чтоб войны всем не видать,
То в ДНК людей вписать
Цену победы дорогой,
И поимённо – кто герой,
Всех ветеранов той войны
Беречь, как золото страны.

А. Малозёмов, студент КПТ. 102 группа.

Поделитесь информацией с друзьями

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить